Нужны ли России заморские бурёнки?

16 января 2008, 09:38
Писать о падеже скота, который случился в Пивоварихе, сложно. На протяжении десятилетий этот посёлок, точнее Иркутская сельскохозяйственная опытная станция, в составе которой находилось Иркутское ОПХ, был школой для многих из нас. Вот и минувшая летняя поездка по хозяйству произвела хорошее впечатление. Хлеба наросли, кукуруза поднялась, ферма реконструировалась, закупалась новая техника.

О происшедшем в Пивоварихе сказано уже много, остановимся лишь на некоторых моментах. Как известно, вот уже два года в стране реализуется национальный проект «Развитие АПК». В соответствии с ним и был закуплен молодняк в Канаде. С самого начала всё пошло наперекосяк. В середине ноября 2007 года «Боинг» с большим количеством канадского скота приземлился в аэропорту Красноярска. По неофициальным данным, в это время в аэропорту случился форс-мажор из-за прибытия крупного московского чиновника. Разгрузку скота отложили на длительное время. Официально же отмечалось, что скот бы осмотрен специалистами. После этого покупатели приступили к погрузке его на свои автомашины. Большое количество отправлялось в агрофирму «Ангара» Усть-Илимского района, ОАО «Железнодорожник», несколько голов – на госплемстанцию, а 102 «иностранки» - в Пивовариху.

Вскоре похолодало. Дабы уберечь импортный дорогостоящий скот от простуды, решили всех бурёнок загнать в общий корпус. Это опять по неофициальной версии. Сразу оговорюсь, мы вынуждены прибегать и к такому источнику, поскольку официальная информация не всегда позволяет разобраться в ситуации. Например, официальная версия гласит, что в других иркутских хозяйствах с канадским скотом ничего не случилось. Однако есть информация о том, что при перевозке пало более двух десятков заморских тёлок. В Пивоварихе на 9 января погибли или предусмотрительно были забиты 260 голов своего скота, из которых 85 – коровы. Областные специалисты, комментируя ситуацию, говорят о недопустимости контактов импортного и местного скота без соблюдения карантина.

Но всё равно возникает вопрос: зачем в преддверии зимы мы взялись из-за моря-океана завозить скот? Наверное, эта проблема не столь проста, как кажется на первый взгляд. Взять Сахалин, который живёт бок о бок с заграницей. Нынче он тоже намеревался завезти немало импортного скота, да передумал. Одна из основных причин – опасение «переноса сроков поставки на более поздние даты, что чревато проблемами адаптации животных к сахалинским условиям. И потому некоторые предприятия отказались от покупки». Печальный опыт у острова уже есть. В 2007 году сроки поставок скота сместились с июня-июля на октябрь. Сибиряки – народ более решительный. Взяли и привезли. Правда, главная беда к нам пришла оттуда, откуда её не ждали. «Изнеженные иностранки» чувствовали себя комфортно в общих условиях местной фермы, а свои начали кашлять, задыхаться и подыхать.

- Местные специалисты поначалу полагали, что сами справятся с болезнями. Всё-таки зима, холод, простуды. И потому обратились за помощью слишком поздно. Разрыв между началом массового заболевания и сообщением о нём составил месяц, - такое пояснение было дано во время пресс-конференции ответственных работников областной администрации.

В основном специалисты акцентировали внимание на влиянии такой болезни, как пастеррелёз. Она довольно известная, поражает в основном молодняк. Учёные уточняют, что эта болезнь не способна вызвать такую эпидемию и массовый падёж скота. Правда, при объяснении случившегося вместе со словом «пастеррелёз» соседствует выражение «возбудители респираторно-синтициальной болезни». А что из себя представляет этот возбудитель, никто не поясняет.

- Я боюсь, что скот в Пивоварихе лечат от одной болезни, а болеет он другой. Нечто подобное было в начале 90-х годов у нас на Усольском свинокомплексе, - с тревогой говорит наш опытнейший аграрник Илья Сумароков. – Тут много неясного. Что это за возбудитель, что за болезнь?

Кто-то из специалистов приводит бытовой пример. Дома у него верой и правдой служит старая овчарка. Пора искать ей замену. Приносят одного крепкого вроде щенка – подыхает. Приносят второго – та же участь. Дело в том, что старая собака привита от различных болезней и ей никакая зараза не страшна, а у молодых нет ещё иммунитета к различным заболеваниям, и «старожил» заражает молодняк. Есть предположение, что канадский скот был вакцинирован от какой-то болезни, которая раньше не тревожила наших бурёнушек. Не могла ли от «иностранцев» перейти к нашим какая-то болезнь?

- Зачем везти из-за океана канадскую скотину?! – возмущается Гавриил Франтенко. – Я всегда выступал против этого. Вы же помните, что на заседании расширенной коллегии департамента АПК приводил такие данные. Голландский бык Олимпик, у которого мы берём семя для осеменения своих коров, стоит два миллиона евро, а семя, которое мы закупаем, обходится во много раз дешевле. Покрыли свою тёлку, и потом получаем коровку наполовину с прекрасными качествами племенного голландского скота. Но меня тогда не поддержали.

Судя по всему, идёт какая-то невидимая борьба противников завоза чужеземного скота и сторонников.

– Неужели верите, что Запад озабочен проблемами восстановления племенной базы в России?! – говорит один из учёных-зоотехников. – Да ничего подобного. Им нужен наш молочный рынок. Вот и думайте после этого что хотите.

Но если в Канаде скот был вакцинирован от какой-то болезни, которой ещё не болели наши бурёнки, то почему покупателей не информировали об этом, не обеспечили соответствующей вакциной, документацией? Ну ладно, с возбудителем какой-то болезни – дело тёмное. Но как умудрились наши покупатели лишай на теле племенного скота проглядеть? Лишай – не вирус, его невооружённым глазом видно.

– Я всегда категорически выступал и выступаю против закупа импортного скота, – говорит главный зоотехник СХОАО «Белореченское» Николай Бывальцев. – Вы что думаете, лучших тёлок они нам предлагают? Да никогда в жизни. Животные нашей области обладают хорошим потенциалом и способны давать до пяти тысяч килограммов молока.

Николай Бывальцев, равно как и Гавриил Франтенко, имеет право на столь резкие заявления. За последние пять лет «Белоречка» завезла две тысяч голов молодняка отечественной селекции из других регионов страны. Помню, с каким восторгом говорили тогда о первой своей покупке, о тёлках, приобретённых на птицефабрике «Боровская» Тюменской области. Некоторые по первому отёлу давали по 38-43 килограмма молока. Такое не снилось ни дояркам ОП «Россия», где разместили их, ни зоотехникам. Однако сколько труда тогда было вложено! Пришлось переучиваться. Главные специалисты дневали и ночевали на ферме. Начинался отёл, а он, как правило, проходит в ночное время, и к тому же у этой породы скота проходит трудно. Зато какое прекрасное потомство появилось на свет!

Можно вспомнить про ОАО «Бельское». Раньше надой на корову там не превышал 2600 килограммов. Хозяйство вошло в состав Белореченского объединения, и за четыре года продуктивность возросла до 4000 килограммов. Ни одной тёлки со стороны не было взято, ни заморской, ни российской. Поразительные примеры могут показывать даже не хозяйства, а отдельные люди. В ОП «Петровское» есть доярка Хазеева. Ей доверили группу ивановских первотёлок. В первый же год получено от них в среднем свыше 8300 килограммов молока. Спрашивается, а есть ли действительная необходимость за морем-океаном закупать тёлок и быков?

История на ферме в Пивоварихе уже не так будоражит общество. Ажиотаж пошёл на убыль, но проблема остаётся. Она выходит далеко за рамки одного сельхозпредприятия.

В целом по Приангарью вырезана значительная часть скота. Одновременно уничтожены почти все племенные фермы. И не по одному нашему региону. В течение более чем полутора десятилетий мы из одной крайности бросались в другую. Огромный разрыв обозначился между Россией и странами Запада. Уровень племенной работы, кормопроизводства, сельскохозяйственного машиностроения, продуктивности полей и ферм у них и у нас – как небо и земля. И вот решили нагнать Запад. Но, слегка перефразируя одного учёного, можно сказать, что такое направление нацпроекта, как «Ускоренное развитие животноводства», свелось к ускоренной закупке племенного скота в дальнем зарубежье.

Испокон веков селяне говорили: «Молочко у коровы на языке». А в 70-е годы прошлого века появился девиз «О кормах, как о хлебе». Приступая к реализации национального проекта, мы словно забыли про хлеб и корма. Взялись за конечное звено, хотя даже хлеб и корма – лишь первооснова прогресса. Что получили в итоге? Выступая на крупнейшей сельскохозяйственной выставке в Европе SIMA 2007, начальник отдела агропромышленного страхования «Ингосстраха» Д. Сангаджиева заявляла: «Решение проблемы (создания требуемого по количеству племенного стада страны) – в импорте высокопородистого скота… Но дело организовано так, что иногда отмечается стопроцентный падёж ввозимого скота». Есть немало и другой негативной информации. На её фоне случившееся в Пивоварихе не такая уж большая трагедия. Просто это печальная примета нашего времени.

Восточно-Сибирская Правда

Также в разделе:

В сельхозорганизациях Иркутской области поголовье крупного рогатого скота сократилось на 4,1%...

В хозяйствах Иркутской области увеличилось производство мяса...

Мясокомбинат "Иркутский" погасил долг перед работниками в 6 млн рублей - прокуратура...

В Иркутской области собираются реализовать 22 инвестпроекта производстве мяса КРС...

Производство зерна, молока и мяса в Иркутской области к 2020 году планируется увеличить в 2 раза...

В Ангарске построят крупное производство мяса индейки...

Комментарии (0):

Эту новость еще никто не прокомментировал. Ваш комментарий может стать первым.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать новости.